Открытое письмо Президента АП УР Талантова Д.Н. Президенту ФПА РФ Пилипенко Ю.С.
Игра в царя горы
За кем останется право судебного представительства?
Кубок снова вернулся на Родину
Триумфальная победа команды адвокатов АП УР в чемпионате по мини-футболу
Российская Федерация против Ивановых.
Существует ли в России нечто, напоминающее правосудие?
Памятка адвокатам, участвующим в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению на территории Удмуртской Республики

Президенту ФПА РФ Пилипенко Ю.С.

Уважаемый Юрий Сергеевич!

Решением Совета Адвокатской палаты Республики Башкортостан прекращен статус адвоката Виталия Анатольевича Буркина.

Адвокат Буркин известен своими профессиональными успехами и социальной активностью за пределами своей республики. По сути, именно оценка башкирскими коллегами социальной составляющей деятельности адвоката и явилась основанием для лишения его адвокатского статуса.

При этом очевидно, что решение Совета АП Башкортостан лежит в плоскости новаций внутрикорпоративного регулирования нашей профессии, против которых я в последние годы активно выступал. Речь идет о расширении границ внутрикорпоративного контроля профессиональной корпорации за пределы сугубо профессиональной деятельности адвоката в соединении с абсурдными попытками прямого запрета судебного обжалования решений о лишении адвокатского статуса.

Осознаю, что мое обращение будет расценено некоторыми коллегами как «вмешательство» в дисциплинарную практику палаты, к деятельности которой я не имею отношения. Более того – ни на минуту не сомневаюсь, что меня в очередной раз обвинят в «попытках самопиара». Подобные упреки не будут для меня ни новостью, ни потрясением. Переубедить в чем-то людей, мыслящими подобными категориями, я не в состоянии, а мое понимание содержания принципов корпоративности и самоуправления адвокатуры заставляет меня поступать именно так, как я это делаю.

Решение о лишении адвоката Буркина статуса мотивировано следующим соображением – «Названия статей (публикации адвоката в социальных сетях - автор) «Судейское жульничество», «Судейская самоволка» «Судьям все можно или как покрывают судей в Башкирии», «Как стать федеральным судьей?» содержат шаблонные и провокационные формулировки».

Не буду подробно останавливаться на тезисе о том, что лишение статуса адвоката за «шаблонность» названий его публикаций – нонсенс и форменное недоразумение. Подобные лингвистические претензии были бы уместны разве что в позапрошлом веке, условно говоря, в литературоведческих дискуссиях писателей Арцыбашева и Боборыкина, но не могут явиться основанием для лишения адвокатской профессии в веке двадцать первом.

Интереснее тезис о провокационности названий статей. До сих пор я искренне полагал, что определенная доля провокационности наименований публицистических материалов – вещь с современных условиях вполне уместная, поскольку направлена на стимулирование интереса к их прочтению. Напомню легальное определение термина «провокация» - это действие, имеющее целью вызвать ответное действие.

Предлагаю Вам, уважаемый Юрий Сергеевич, составить собственный рейтинг провокационности названий следующих публикаций - «Как стать федеральным судьей?» (или любой иной заголовок из приведенного выше списка); «Российская Федерация против Ивановых. Существует ли в России нечто, напоминающее правосудие?» и, наконец «Особенно печалит то, что судебная власть – уже и не власть, а, подчас, и никакая не судебная».

Первая публикация принадлежит Буркину, вторая – мне, а автор третьей - лично Вы, уважаемый Юрий Сергеевич. Причем размещена Ваша публикация была не на заштатных ресурсах фейсбука или сайте адвокатской палаты скромного российского региона, а на портале ведущего информационного ресурса России – «Право.ру».

Кстати, то, что я сейчас написал, тоже является своего рода провокацией к размышлениям. Но уверен – более чем уместной. По моему скромному мнению, первое, Буркинское наименование статьи, не содержит ни малейших признаков провокационности. Второе, мое – действительно в меру провокационно. А вот степень провокационности третьего, то есть Вашего, заголовка - ну просто «зашкаливает». Это, собственно, даже не провокация к размышлениям, а авторская констатация отсутствия в России судебной власти.

Так что же – будем с Вами удостоверения сдавать? Вы, конечно, как хотите, а я ни за что!

Впрочем, если шутки в сторону, могу Вас в провокационно-разоблачительском пафосе Вашей публикации поддержать (по меньшей мере – на уровне публицистического приема). В целом с судебной системой все обстоит именно так, как Вы написали. И, боюсь, что даже вручение Вами Председателю Верховного Суда Российской Федерации учрежденной ФПА РФ медали Александра II (видимо, за означенные Вами «успехи» в строительстве судебной власти) ситуацию изменить не в силах.

Но вопрос остается – неужели то, что позволено «Юпитеру» не дозволяется Буркину? Причем, до степени - «с вещами на выход». Как-то нехорошо получается, нечестно. При этом пикантность ситуации заключается в том, что принятые под Вашим руководством (чтобы не сказать лишнее…) изменения КПЭА как бы запрещают бывшему адвокату Буркину обжаловать решение о лишении его статуса в суд (за исключением формальных аспектов дисциплинарного производства). Пишу «как бы» не случайно. Ибо, как я и предупреждал, этот странный (мягко говоря) внутрикорпоративный запрет не произвел на судебную практику ну ровным счетом никакого впечатления (изумились, возможно, в судах полету правовой мысли – не более того). Суды входили, входят и, уверен, еще «стопятьсотраз» войдут в материальный аспект споров. К Вашему неудовольствию, зато удовольствию восстанавливаемых в статусе адвокатов, к которым Фемида раз за разом оказывается более благосклонной, нежели коллеги «из адвокатского руководства». И в этом смысле, я всецело за вручение В.М.Лебедеву медали.

Разумеется, Вы формально не имеете отношения к лишению Буркина адвокатского статуса. Но лишь сугубо формально. В течение последних семи лет я старался убедить руководство адвокатуры – введение в КПЭА норм, позволяющих органам адвокатского самоуправления оценивать «жизнь адвокатов за пределами профессии» и инкриминировать им неопределенные по содержанию претензии о подрыве авторитета адвокатуры (без всякой связи с данными о соответствии либо ложности распространяемых ими сведений!) ни к чему хорошему не приведет. Существующие в нашем обществе реалии не гарантируют, что «власть» (в любом ее проявлении) не продавит наше сообщество на лишение статуса наиболее социально ответственных (или «беспокойных», пусть каждый сам решит, что уместнее) коллег. Подтверждение этого опасения налицо. Причем, отдельные лица и органы адвокатуры демонстрируют усердие, превышающее ожидание инициаторов дисциплинарных проверок. Достаточно вспомнить восстановление через суд в статусе мордовского «адвоката в бандане», поводом для дисциплинарного производства в отношении которого послужило как раз-таки обращение суда.

Решению мордовских коллег о лишении статуса адвоката Наумова, имеющего склонность к экстравагантной визуальной форме самопрезентации, предшествовало принятие САП Мордовии «Положения о деловом стиле одежды адвоката». Впрочем, предмет регулирования Положения выходил за рамки его наименования. В Положении было сказано не только об «отрытых топах», «прозрачной одежде» и прочей пикантной соблазнительности, но и о татуировках, прическах, макияже… Особенно удался коллегам пассаж о макияже: «Макияж адвоката-женщины должен быть подчеркнуто строгим, но стильным». Остается уточнить, какой конкретно стиль раскраски женских лиц в мордовской палате предпочитают. Спасибо еще, что макияж мужчин оставлен на их усмотрение. Только прошу никого на меня не обижаться – все это, по-своему, очень даже мило… Ну, до тех пор, пока какую-нибудь адвокатессу за «боевой раскрас» статуса не лишили...

Для тех, кто не понимает с полуслова. Я вовсе не считаю, что в суды надлежит являться в шортах. Просто чувство меры и вкуса необходимо проявлять также и в вопросах нормативного регулирования и особенно -нормоприменения. А то получается, как из Вуди Аллена: «Я воспитан в еврейской традиции, которая запрещает жениться на нееврейке, бриться в субботу вечером и, в особенности, брить женщину-нееврейку в субботу вечером».

Башкирские коллеги оказались в реализации федеральных новаций куда как более идеологичными. Лишению статуса адвоката Буркина предшествовало принятие Решения САП Республики Башкортостан, по которому башкирских адвокатов обязали «согласовывать выступления в средствах массовой информации, в том числе не связанные с адвокатской деятельностью… комментарии, пояснения открытые письма (обращения) в органы государственной и иные организации с Адвокатской палатой РБ». Интересуюсь, не приостановлено ли на территории Башкортостана решением САП РБ действие ч.5 ст.29 Конституции России, гласящей – «Цензура запрещается». Но, насколько я понимаю, подобное решение коллег полностью совпадает с Вашим, Юрий Сергеевич, «пониманием текущего момента». Как Вы прямо заявили на последнем Всероссийском съезде адвокатов, «может быть, стоит потихонечку ориентировать адвокатское сообщество, что свобода в той жизни не самое главное». Ну вот и следуют коллеги в русле руководящих разъяснений. Во всяком случае, никакой реакции из «федерального центра» на принятие этого документа не последовало. Зато в Удмуртию делегация ФПА прибыла – уговаривать изменить позицию Конференции адвокатов нашего региона о недопустимости ограничения права адвоката на судебное обжалование лишения статуса. А заодно убеждать в необходимости выполнения разнарядки на подписку «партийной газеты».

Несколько слов для понимания конкретной ситуации. Я вовсе не утверждаю, что адвокат Буркин совершенно ничего не нарушил. Но, надеюсь, что не только мне, но и упомянутому адвокату было бы любопытно узнать – а что он, собственно говоря, совершил такого, за что его было необходимо лишать статуса? Ознакомление с решением Совета АП Республики Башкортостан ответа на этот вопрос не дает. В тексте решения содержится ссылка на пять публикаций адвоката. Вместе с тем, в нем приводится фрагмент лишь из одной единственной публикации. При этом процитированный фрагмент, касающийся принципов отбора кандидатов для замещения должностей судей, оценивается Советом АП РБ как «неуважительное и оскорбительное поведение в отношении действующей судебной системы республики», «недостоверная и неподтвержденная информация». Это все. Ни малейшего следа умозаключений, которые привели к подобному выводу, либо изложения принципа, по которому высказывания адвоката являлись бы для Совета региональной палаты априори недостоверными, решение не содержит. Впрочем, подобный принцип в системе действующих норм КПЭА сформулировать было бы затруднительно. Пока что. На текущий момент. Там посмотрим.

Многократно заявляя о необходимости создания некой «квазисудебной системы», лишающей адвокатов права на обращение в привычный для российских граждан суд, о котором говорится в Российской Конституции, Вы, уважаемый Юрий Сергеевич, вероятно, имели ввиду, что адвокатско-квазисудебные органы, по меньшей мере, не слишком уронят существующий в судах стандарт рассмотрения гражданских дел. Обратимся к реальности. Решение о лишении статуса адвоката Буркина содержит такую мотивацию: «Иные публикации адвоката Буркина В.А. также носят ярко выраженный негативный характер в отношении судебной системы, содержат различного рода критику и претензии в адрес судов». А что – судам отныне нельзя предъявлять претензии и даже критиковать их недопустимо? Это только в Башкирии, или по всей стране началось? Читаем дальше. «Тематика коррупции, подкупа судей, предвзятого вынесения судебных решений составляет более половины от числа публикаций». Я опять что-то пропустил – ФПА РФ спустила до адвокатов предельные нормы критических высказываний? Сколько можно от общего объема публикаций – 24 процента, 37? При этом, заметьте – в решении нет даже попытки оценить соответствие приведенных адвокатом данных действительности… И начало такому подходу положили Вы, уважаемый Юрий Сергеевич. Когда, обратившись в адвокатскую палату г.Москвы с просьбой проверить на соответствие КПЭА действия московского адвоката С.Жорина, сочли для себя возможным констатировать факт распространения им «недостоверных сведений о свадьбе дочери краснодарского судьи». Недостоверных априори, вне наличия по этому поводу какого-либо судебного решения! Такой вот стандарт квазисудебного правосудия.

Я не слишком рассчитываю на то, что Вы, Юрий Сергеевич, вдруг, после прочтения моего обращения, возьмете, да согласитесь – «да, принятые органами ФПА РФ решения в сфере регулирования околопрофессиональной и вообще непрофессиональной жизни адвокатов, и особенно запрета на судебное обжалование лишения статуса адвоката были ошибочны». Уж слишком соблазнительны схемы построения любых вертикально интегрированных, в расчете на непогрешимость личного и «коллективного» разума, схем. Даже внутри формально признанного «института гражданского общества» - адвокатуры.

Но одну просьбу и один вопрос я себе позволю.

Начну с вопроса. Причем на четком ответе на него я бы настаивал. Вы действительно считаете, что адвокат Буркин не имеет права на судебное обжалование лишения статуса в судебном порядке по основаниям, не связанным с процедурой этого лишения? Вы действительно считаете, что такого права был лишен восстановленный судом в статусе адвокат Наумов? А десятки других возвратившихся в профессию через суд адвокатов? Им что – следовало до сего времени прозябать вне избранной профессии? А если Вы так вдруг не считаете, ответьте – какое значение (кроме очевидного падения авторитета высшего органа адвокатского сообщества) имело принятие соответствующих изменений КПЭА?

А теперь просьба. Пожалуйста, обратитесь в Совет Адвокатской палаты Республики Башкортостан с просьбой об отмене незаконного, как минимум в силу его недостаточной мотивированности, решения о лишении статуса адвоката В.А.Буркина. Это будет правильно.

И отчего-то я думаю, что к Вам прислушаются.

С уважением,

Д.Талантов, Президент АП Удмуртской Республики, Первый вице-президент Гильдии Российских адвокатов.

 

Комментарии  

#3 Борис Золотухин 12.11.2017 15:20
Дмитрий Николаевич! Ты, как всегда, твердо отстаиваешь свою позицию и доказываешь свою правоту.
Цитировать
#2 Алексей 12.11.2017 05:57
Старая дикая забава охотится на "распространителей лживых идей" и "врагов народа". Статус вернуть!
Цитировать
#1 Салават Мамбетов 11.11.2017 22:01
Странно. Вроде бы уж адвокаты - не самые глупые люди в стране. А почему вы, неглупые люди, избираете себе в "руководство" людей, которые вас же и "топчут"? Или с выборами в среде адвокатов всё так же убого, как и в целом по стране?
PS Автор письма - достойнейший гражданин, как, собственно, и Буркин. Спасибо вам обоим за приверженность идеалам профессии.
Цитировать

Добавить комментарий

Уважаемые пользователи!
Запрещается употребление нецензурных слов и выражений, оскорбление других участников, а так же любая реклама.

Защитный код
Обновить